Свежий анекдот: смертность будет снижаться по Указу Путина

Еще 7 мая 2015 г. Президент России подписал Указ, согласно которому Правительство России просто обязано снизить смертность до нормативных показателей. Вполне анекдотично: оригинально, забавно и маловероятно.

Интересно, что СМИ заговорили об этом только сейчас, когда остро встала проблема резкого роста смертности в Москве. И причиной тому совсем не плохая работа врачей, и даже не промахи в реформировании, а непреодолимое желание продать часть московских больниц вместе с дорогостоящими земельными участками.

И любые указания сверху будут нивелироваться интересами местечковых князьков.

Уже сегодня москвичи столкнулись с проблемой госпитализации

Для того чтобы осуществить планы Правительства Москвы по продаже больниц, нужно сделать их неэффективными. А что это значит? Просто не привозить туда больных, дабы койки пустовали. Об этом мы писали еще в статье Кто помогает Леониду Печатникову делать московские больницы “неэффективными”?

Поскольку больных меньше не стало, больницы все равно продолжают заполняться. Вот тут и были предприняты беспрецедентные меры по ограничению госпитализации.

Первым делом вспомнили про Постановление Правительства Москвы от 21 мая 2013 г. N 323-ПП, подписанное Сергеем Собяниным. Данный документ отменяет порядок, установленный еще Юрием Лужковым в 1996 году, когда любой москвич, где бы он ни был, имел право на госпитализацию в московский стационар. И непременно по профилю заболевания или травмы, дабы получить по своему полису ОМС специализированную медицинскую помощь.

Поскольку медицинской эвакуацией москвичей, находящихся за пределами города Москвы занимались преимущественно службы скорой помощи не подведомственные Департаменту здравоохранения г. Москвы, было принято решение с 1 июня 2015 г. прекратить выдавать этим службам наряды на госпитализацию.

Еще одна мера по предотвращению проникновения больных в больницы была определена Приказом Департамента здравоохранения г. Москвы от 06 февраля 2015 г. N 79, которым были внесены изменения в алгоритмы оказания скорой медицинской помощи, еще больше сокращающие показания к госпитализации. Заметим, что сей приказ находится в закрытом доступе, и судить о его содержании можно лишь по конкретным примерам.

Один такой случай приведен на медицинском форуме. Москвичка 77 лет, страдающая тяжелой формой сахарного диабета, осложненного трофической язвой брюшной стенки с обильным гнойным отделяемым трижды (!) обращалась за медицинской помощью в муниципальные службы (городская «скорая» и окружная служба неотложной помощи). В течение дня интоксикация нарастала, температура неуклонно росла. Госпитализирована не была. И лишь вмешательство частного врача, вызванного родственниками, его настойчивость (двухчасовые прения с муниципальными службами), позволило госпитализировать тяжелобольную.

Интересен новый алгоритм скорой помощи при подобных состояниях. Больные сахарным диабетом не госпитализируются при содержании сахара в крови менее 20 ммоль/л (уже при 15 ммоль/л многие впадают в диабетическую кому), а при гнойных осложнениях – в поликлинику к хирургу (заметим, что речь идет о лежачих больных). Становится понятно, почему новые алгоритмы засекретили.

И последняя надежда – доползти до больницы самому, также потеряна. Московский городской фонд обязательного медицинского страхования предупредил больницы, что за пациентов, поступающих по каналу «самотек» они платить не будут. Раз сам «дополз» — значит нет угрозы жизни.

Благодаря принятым мерам, больницы Москвы теперь надежно защищены от больных.

Почему смертность будет расти?

Все очень просто. Поликлиники не готовы к такому наплыву тяжелых больных. В больницу их теперь не везут. Следовательно, увеличится догоспитальная смертность. Если все же удастся положить пациента на больничную койку, то это будет сделано с большим опозданием. А значит, вырастет и смертность в больницах.

Немного об Указе

Почему упомянутый Указ выглядит забавно? Потому, что весь описанный выше бардак творится непосредственно за стенами Кремля. И не замечать происходящее просто странно. А оригинальность состоит в том, что прописываются четкие цифры: сколько народу должно умереть и от каких групп заболеваний. Значит, умельцы из органов здравоохранения найдут другие причины смерти, не прописанные в Указе. После чего в Кремль пойдут красивые отчеты о выполнении.

Так что теперь жить и умирать будем все строго по Указам.

Читайте по теме:

Новые сложности в госпитализации ускорят растущую смертность в Москве

реформа здравоохранения в Москве, ограничение госпитализации в больницы

Read More

Новые сложности в госпитализации ускорят растущую смертность в Москве

Новое по теме: Свежий анекдот: смертность будет снижаться по Указу Путина

В борьбе с москвичами Мэр Москвы Сергей Собянин явно преуспевает. Так, на фоне небывалого за последние десять лет увеличения смертности в Москве, закрываются последние возможности попасть в больницу.

С 1 июня 2015 г. перекрыт канал госпитализации всем функционирующим в городе службам скорой медицинской помощи, не входящим в систему Департамента здравоохранения г. Москвы. Раньше все они имели возможность запросить место на госпитализацию в городской службе. К слову, не бесплатно.

Суть проблемы.

Примерно 30% скорой медицинской помощи в Москве оказывается не муниципальной службой «103». Это ведомственные, корпоративные, коммерческие и другие медицинские центры, клиники, институты, которых насчитывается около 60.

Уже сегодня у 10 из них закончились договоры на получение мест для экстренной госпитализации, а продлевать их руководство ГБУ «Станция скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова» Департамента здравоохранения города Москвы отказывается.

Теперь, если нет возможности положить на бесплатную койку больного или пострадавшего по прикреплению, на городскую койку также не попадешь. А это значит, что наличие полиса ОМС не дает гарантий бесплатной стационарной медицинской помощи.

Более того, внутренними приказами Департамента здравоохранения Москвы резко ограничены показания к госпитализации. Теперь даже муниципальные бригады обязаны указывать в карте вызова раздел и пункт внутренних (не доступных общественности) алгоритмов, на основании которого принимается решение о госпитализации.

Получается, что вопрос жить или не жить решает фельдшер муниципальной службы. И никакой врач, даже самый лучший, не может повлиять на ситуацию.

Недоступность стационарной медицинской помощи еще больше увеличит небывалый рост смертности в Москве.

Читайте по теме:

Нужна ли реформа московскому здравоохранению?

реформа здравоохранения в Москве

Read More

МЧС искажает настоящую картину взрыва на Рябиновой улице в Москве

22 мая 2015 г. произошел мощнейший взрыв на территории склада СУ-117, расположенного в Москве на Рябиновой улице, дом 34Б.

Там же находилась огромная цистерна, заполненная газом. Именно промышленная, а не бытовая, как утверждают представители МЧС. Да и молнии никакой очевидцы не видели. Площадь пожара составила на порядок больше заявленных 150 кв. м.

Создается впечатление, что представители МЧС уже получили неплохие гонорары, дабы колоссальный ущерб от взрыва списать на стихийное бедствие.

Взрывная волна была настолько огромной, что в соседних зданиях не только повылетали стеклопакеты вместе с рамами, но и внутри помещений даже металлические двери были искорежены.

На фото – прилегающая к эпицентру взрыва территория. Пострадал автомобиль скорой медицинской помощи. К счастью, в момент происшествия в машине никого не было. О силе взрывной волны можно судить по повреждению автомобиля, находившегося примерно в 100 м за железобетонным забором.

последствия взрыва на Рябиновой улице в Москве 22 мая 2015 г.

Вокруг все как после хорошей бомбежки.

последствия взрыва на Рябиновой улице в москве 22 мая 2015 г.

И может так искорежить машину взрыв бытового газа в 100 метрах? Конечно нет!

в результате взрыва на Рябиновой улице в москве 22 мая 2015 г. пострадал автомобиль скорой медицинской помощи

Read More

Москвичи вместо Парада Победы увидели парад коммунальной техники и ОМОНа

Уже не первый год журналисты различных СМИ пишут о вытеснении коренного населения города Москвы. И даже в святой для каждого россиянина праздник политика Мэра Москвы Сергея Собянина остается неизменной.

Агентство гражданской журналистики «Ридус» еще 11 мая 2013 г. в статье «Пара слов про парад» писало: «Вот что я никак не могу понять — так это тотального наплевательского отношения к людям, которые решили отметить праздник на улицах города и пришли посмотреть на парад вживую. Нет никакой информации, где можно увидеть проезжающую технику, и самое главное — где нельзя».

Косноязычный прособянинский телеканал «Москва 24» на веселой ноте рапортовал об организации различных праздничных шествий и мероприятий.

А что увидели москвичи, не сбежавшие предусмотрительно на дачи, в реальности?

Москва, 9 мая 2015 года, примерно 16 часов. Наивно полагая, что все будет организовано именно так, как было обещано Сергеем Собяниным, многие с детьми приехали на Белорусский вокзал. Ничего особенно праздничного там не наблюдалось. Вполне логично было пройти ближе к центру. 1-я Тверская-Ямская улица перекрыта полицейским кордоном. Народу обещано, что минут через 20 начнут понемногу пропускать в сторону Тверской улицы. Как обычно, обманули.

Люди стали продвигаться окольными путями через прилегающие дворы. Обилие полицейских, ОМОНа и коммунальной техники, наполненной до отказа водой, наводило на мысль, что власти в этот праздничный день твердо намерены кого-то разгонять. Один из прохожих москвичей сказал: «Это не Парад Победы, а парад оранжевых машин».

На фото: парад московских коммунальщиков в День Победы 9 мая 2015 г.

парад московских коммунальщиков в День Победы 9 мая 2015 г.

Полное отсутствие информации и указателей вносило еще большую неразбериху: что можно посмотреть, куда можно пройти? Общее настроение отнюдь не праздничное, хотя и очень хотелось: все же День Победы как-никак.

Пробравшись дворами на Пушкинскую площадь, можно было лицезреть самодеятельный концерт. Воздух наполняли звуки «фанерной» музыки, которые сильно перебивались отвратительным запахом из многочисленных модульных туалетов. Подумалось, что в этих жутких сортирах действительно кого-то «замочили». Опять недобрым словом помянули Мэра Москвы Сергея Собянина: почему бы вместо того, чтобы тратить деньги на тротуарную плитку и бордюрный камень, не сделать нормальные стационарные городские туалеты?

По мере дальнейшего продвижения к центру города, навстречу все больше попадалось инвалидов войны, которые одиноко крутили колеса своих инвалидных колясок. Грустно.

Единственной лазейкой на Театральную площадь оказалась улица Петровка. Через дорогу – заветные рамки металлоискателей возле станции метро «Площадь Революции». Появилась надежда хоть что-то посмотреть. Пройдя тщательный досмотр, люди попытались пройти на Никольскую улицу. Но выход на нее также был перекрыт полицейскими. Зачем тогда было проходить через рамки? Чтобы через пару минут вернуться обратно к ним (прямой проход к станции метро также был перегорожен)?

На фото: дети в День Победы 9 мая 2015 г. военного парада не увидели, только полицейских и ОМОН.

дети в День Победы 9 мая 2015 г. военного парада не увидели, только полицейских и ОМОН

Единственный выход прекратить все это издевательство был один: покорно еще раз пройти досмотр, и уехать на метро домой. Что все и сделали.

От всего увиденного невольно возникает вопрос: как так получилось, что в 1941 году фашистские захватчики так и не смогли поставить на колени Москву, а Сергею Собянину это легко удалось без лишнего шума.

Как были организованы праздничные мероприятия в Москве в советские времена?

Утро начиналось с праздничной музыки выездных агитационных бригад. Идеально чистые улицы, идеально чистый воздух. Полно розничной торговли: флажки, цветы, надувные шарики, мороженое (то самое, настоящее, московское).

У всех приподнятое настроение. Понятно, что Красная площадь и тогда не могла вместить всех желающих отметить праздник Великой Победы. Поэтому, после главного парада, военная техника направлялась на Садовое кольцо. И там уже любой желающий мог посмотреть практически все, что происходило на Красной площади.

На фото: колонна парадной военной техники движется по Садовому кольцу. Москва, 1980 год.

колонна парадной военной техники движется по Садовому кольцу. Москва, 1980 год

Колонна периодически останавливалась, и детвора забиралась на броневики, где дарила солдатам разноцветные надувные шары. Вот наглядный пример действительно патриотического воспитания!

На фото: подросток забрался на бронемашину и подарил воздушный шарик советскому солдату. Москва, 1980 год.

подросток забрался на бронемашину и подарил воздушный шарик советскому солдату. Москва, 1980 год, после военного парада на Красной площади

Народные гулянья проходили не только на главных улицах столицы. Почти в каждом дворе был свой гармонист, вокруг которого собирались местные жители и душевно пели песни военных лет.

Так было. И больше не будет. Усилиями московских чиновников, москвичей лишили возможности по-настоящему отпраздновать День Победы.

Read More

Нелюди с большой платной дороги

29 апреля 2015 г. бригада скорой медицинской помощи одного из московских медцентров следовала на вызов к больному, которому не в состоянии были помощь муниципальные медицинские организации. Однако на пути медиков возникла непредвиденная преграда: ООО «Новое качество дорог». Это Общество является оператором платной автомобильной трассы «Новый выход на МКАД с федеральной автомобильной дороги М-1 «Беларусь» Москва-Минск».

На пункте пропуска блюстители порядка на трассе остановили следовавшую на вызов «скорую помощь» и потребовали оплату за проезд, мотивируя свои действия тем, что автомобиль принадлежит частной компании. После словесной перепалки, дабы быстрее попасть к больному, медицинские работники выложили из своего кармана 150 рублей за проезд.

Вот тут и возникают два вопроса: один морально-этический, другой – правовой.

Первый вопрос хотелось бы задать директору ООО «Новое качество дорог» Вячеславу Некрасову: а вот если ему лично срочно понадобилась бы экстренная медицинская помощь, он стал бы выяснять, к примеру, лежа на асфальте в луже собственной крови, какая именно «скорая помощь» его спасает: частная или государственная? Представляется, что ответ очевиден.

Второй вопрос скорее уже к правоохранительным органам. На каком основании ООО «Новое качество дорог» нарушает федеральное законодательство? Так, часть 1 статьи 41 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», предусматривает бесплатный проезд по платным автомобильным дорогам и платным участкам автомобильных дорог специального транспорта, осуществляющего медицинскую скорую помощь. И нормальному человеку совершенно неважно кто спасает жизни людей: работник муниципальной организации или частной. Так что если у работников ООО «Новое качество дорог» напрочь отсутствуют морально-этические нормы, то законодательные нормы они обязаны выполнять.

К слову, у нашей редакции возник еще один вопрос. И уже к Председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву. А какую пользу для российской экономики, и в частности для решения извечной проблемы российских дорог приносит эта самая платная дорога, именуемая еще «Северный обход Одинцово»?

Как следует из официальных данных, 99,9% доли в уставном капитале ООО «Новое качество дорог» принадлежит «ФАРНКОМБ ЛТД», зарегистрированное на Кипре. Оставшиеся 0,1% — ОАО «Главная дорога». А дальше как в сказке: учредителем ОАО «Главная дорога» является … «ФАРНКОМБ ЛТД». Акционеры, понятное дело, не известны. Скорее всего, высокопоставленные чиновники.

Опять наши деньги уплывают в оффшоры. Так что делайте выводы о пользе подобных фирм для российского государства. Да и для нас с вами.

платные дороги в России стали платными даже для скорой медицинской помощи

Read More

Нужна ли реформа московскому здравоохранению?

Нешуточный скандал разгорелся после публикации выводов Счетной палаты РФ о неэффективности оптимизации государственной и муниципальной систем здравоохранения. Лидером неправильных реформ оказалась Москва.

Ранее в статье от 6 декабря 2012 г. «Реформа здравоохранения в Москве: какая медицина нас ожидает?» мы предполагали, с какими трудностями в получении медицинской помощи столкнется рядовой москвич. И оказались правы.

Наиболее понятно первые результаты нововведений прокомментировала Председатель правления Ассоциации профессиональных медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования, доктор медицинских наук, Гузель Улумбекова. В эфире «ОРТ» она рассказала о том, что смертность в Москве в 2015 году увеличилась на 8,5%. За год в абсолютных цифрах мы дополнительно потеряем около 8000 жизней москвичей. С 2005 года смертность снижалась по всей стране, достигнув показателя 13,1 на 1000 человек, что явилось следствием правильной политики в области здравоохранения, включая приоритетное финансирование. Влияние кризиса, погодных и прочих условий не так значимо: в Московской области в сфере охраны здоровья населения традиционно ничего не делалось, однако показатель смертности там не вырос. По мнению Гузель Улумбековой, плохие показатели в столице напрямую связаны с некомпетентностью руководителей московского здравоохранения.

В свою очередь, Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила в Счетной палате РФ, что люди умирают вовсе не от реформ в здравоохранении, а от «невротизации вследствие финансово-экономических колебаний». Как говорится, все болезни от нервов и только одна от удовольствия.

Кто автор реформы здравоохранения в Москве?

Многие склонны все заслуги по искоренению москвичей приписать Заместителю Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам социального развития Леониду Печатникову. Оказалось, что он просто добросовестный исполнитель чужой воли.

Так, в ходе «разборок» между чиновниками различных ведомств, всплыл на поверхность довольно интересный и познавательный документ. Еще в 2013 году, по инициативе Министерства финансов РФ, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ВШЭ) подготовил отчет по проведению оценки эффективности расходов федерального бюджета и представлению предложений по их оптимизации. Иными словами, как на нас, граждан, меньше потратить денег.

И «автор смерти» вовсе не Леонид Печатников, а Член Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации, член Ученого совета ВШЭ Сергей Шишкин, специализирующийся на экономической кибернетике (процессы управления и передачи информации в машинах, человеке, обществе).

Приведем лишь отрывок из предложений Сергея Шишкина. Результаты проведенного исследования позволяют следующим образом определить актуальные направления повышения эффективности государственных расходов на здравоохранение в России:

— передача части объемов медицинской помощи врачей узких специальностей — врачам участковой службы;

— сокращение необоснованной потребности в стационарной помощи;

— снижение потребности в объемах стационарной помощи за счет сокращения длительности госпитализации;

— экономия на текущих расходах медицинских учреждений;

— экономия на закупках лекарственных средств.

И это еще не все.

По мнению ученых ВШЭ, данные зарубежных исследований результативности отдельных видов профилактических осмотров и процедур, приводят к выводам, что во время диспансеризации нецелесообразно делать всем осматриваемым без медицинских показаний клинический анализ крови, исследование на сахар, флюорографию, маммографию и электрокардиографию (ЭКГ).

Во как! Московские реформаторы такое даже шепотом произносить боятся.

Что делать в сложившейся ситуации?

1. Оторвать от медицины различных экономистов-кибернетиков и вернуться к сложившимся реалиям.

2. Прекратить безумную реформу и заняться конкретной рутинной работой. Убрать лишних посредников между деньгами и пациентом в лице паразитирующих страховых компаний в системе ОМС.

3. Рационально использовать коечный фонд, а не сокращать его. Против затеи Леонида Печатникова о койках интенсивного лечения никто не выступает. Все правильно: лучшее оборудование, квалифицированные врачи должны в условиях недостатка средств и кадров концентрироваться в нескольких больницах. Но почему выпадают достаточно дешевые, но так необходимые койки для долечивания? Неужели не понятно, что ни одна поликлиника не сможет выхаживать пациента через 3 – 5 дней после операции или инсульта. Может стоит вернуться к прежней системе с поправками на современные возможности медицины: койка интенсивного лечения – койка долечивания – койка санаторного лечения и реабилитации. Экономия на койко-днях оборачивается не только финансовыми, но и людскими потерями. Пытаться лечить человека дома – неэффективно и дорого.

4. Разгрузить поликлиники от непрофильных пациентов: нуждающихся в госпитализации и недолеченных в больнице, которыми сейчас их буквально завалили. Наиболее востребованные узкие специалисты должны быть в шаговой доступности. Развитие службы неотложной помощи позволит не только снять лишнюю нагрузку на участковых терапевтов, но и обеспечит преемственность в лечении больного.

5. В Москве самая дорогая «скорая помощь». Один вызов обходится государству примерно в 7,5 тысяч рублей (в регионах 1,5 – 2,5 тысячи рублей). Для сравнения: койко-день в больнице около 6 тысяч рублей в сутки. Сам же Леонид Печатников говорит о том, что пора менять менталитет и не пользоваться медициной так, как службой быта. Внедрение принципа «вызов скорой помощи означает госпитализацию» быстро отобьет охоту обращаться в экстренную службу по каждому пустяку. Только эта мера, с учетом того, что профильных экстренных вызовов всего лишь около 20%, в год даст экономию около 20 млрд. рублей. Доступность медицинской помощи при этом не снижается: неотложная помощь приезжает к больному в пределах 20 – 40 минут.

6. Отстранить от медицины Госнаркоконтроль. Это ж сколько специалистов нужно отвлечь от работы и потратить кучу рабочего времени на выписку нескольких ампул обезболивающего лекарства. Почему мы так не доверяем участковому терапевту – основной базовой единице системы здравоохранения?

7. Кадровый вопрос – пожалуй, единственный, в котором нет разногласий между экономистами-кибернетиками, организаторами здравоохранения и практикующими специалистами. Реформа медицинского образования – первый и главный шаг к качественно новой и современной российской медицине.

реформа здравоохранения в Москве

Read More

Фельдшеров из Санкт-Петербурга обвиняют в неоказании помощи: а судьи кто?

История, происшедшая 27 февраля 2015 г. в Санкт-Петербурге в связи с небрежной переноской пациента Дениса Колпикова фельдшерами скорой медицинской помощи, наделала много шума, как в центральных СМИ, так и в Интернете.

Не разобравшись в том, что было на самом деле, под натиском СМИ общественность забурлила. Вот лишь цензурные высказывания: «Медики садисты! Пусть понесут должное наказание», «Любой человек имеет право на достойное к себе отношение …, будь то полиция или мед. персонал. Иначе чем они отличаются от фашистов?». А «Собянин-TV» («ТВ Центр») выпустило сюжет с вызывающим заголовком: «В Петербурге уволили врачей скорой помощи, избивших пациента».

Перевозбудился и Следственный комитет, спешно заведя уголовное дело в отношении сотрудников «скорой» по статье 124 УК РФ «Неоказание помощи больному».

Нужно отметить, что в России еще осталась немногочисленная прослойка трезвомыслящих граждан, которые, прежде чем поливать грязью медицинских работников, более детально разобрались в ситуации. И даже подписали петицию в Министерство здравоохранения РФ с требованием объективного расследования случившегося. К сожалению, таких нашлось лишь чуть более 6000 человек.

Что произошло на самом деле 27.02.2015. на улице Кржижановского г. Санкт-Петербурга?

Самое лживое заявление – это слова об избиении якобы бессознательного мужчины сотрудниками скорой помощи. На самом деле они были вызваны как раз после пьяной драки Дениса Колпикова с соседом. Интересно, что его жена, больше всего «размахивающая крыльями» перед камерами даже до утра не поинтересовалась о том, куда пропал ее муж. И имеет ли она права осуждать теперь кого либо?

Когда медики подошли к этому пьяному побитому мужчине, как обычно это бывает, в их адрес посыпались угрозы и оскорбления. Немного остыв, Денис Колпиков предложил женщине-фельдшеру «принести ему пивка». Получив отказ, он демонстративно продолжил свой отдых на лестничной клетке, откуда пришлось вытаскивать его волоком. Никаких дополнительных травм при переноске и перевозке, кроме полученных от соседа, пострадавший не получил.

Почему все утверждают, что пациент был без сознания? А как же он грубо общался с медицинском персоналом? В алкогольной коме? И каким образом он устроил пьяный дебош в приемном отделении Александровской больницы? Тоже находясь в бессознательном состоянии? И в реанимацию его положили лишь потому, что для купирования пьяной агрессии пришлось применять снотворные средства. И дабы такой «клиент» не «забыл» дышать, его поместили под интенсивное наблюдение. Никакого тяжелого состояния не было и спасать было неотчего. Почему журналисты молчат об этом? Почему все молчат, когда вокруг чуть ли не каждый день возникают все новые и новые «дела врачей»?

А судьи кто?

С точки зрения сервисов для больного, по-своему оценивают ситуацию работники частных служб скорой медицинской помощи. Так, большинство считает, что, во-первых, данным пациентом должна была заниматься полиция и даже коммерческая бригада не стала бы связываться с таким пьяным дебоширом. Во-вторых, практически в 80% случаев родственников мало интересует способ переноски и перевозки больных. Так, большинство граждан пытается найти дешевых «бомбил», которые осуществляют доставку всех и вся куда угодно, как угодно, лишь бы заплатили немного денег. О соблюдении санитарии, стандартов, качества медицинских услуг и их безопасности никто даже не спрашивает. Предложение перевозить больного под наблюдением врача наталкивается на ответ: «А зачем ей врач, все равно и так умрет» (это дочка о своей пожилой матери).

В данном случае все возмущены тем, что мужчину «волокли». При этом, запрашивая перевозку своих больных родственников, подавляющее большинство использует терминологию: «погрузить», «перебросить», «перетащить» и т.п. Одновременно те же самые граждане возмущаются тем, что пациента именно «тащили». В связи с этим хочется напомнить: сотрудники скорой помощи такие же граждане нашего духовно прогнившего общества. И почему они должны быть другими?

Что делать?

После каждого громкого скандала возникает всегда вопрос: что делать? По большому счету бригада питерских медиков ничего не нарушила. Нет регламента переноски и перевозки больных. А из-за его отсутствия и возникают системные проблемы: вольная трактовка действий самих работников скорой помощи, появление в огромном количестве нелегальных перевозчиков, работающих без лицензии.

Самым правильным решением в данном случае было бы издание Минздравом РФ нормативного акта, регламентирующего порядок переноски и дальнейшей транспортировки больных и пострадавших. Своего рода стандарт.

А вот когда он будет, тогда только и можно будет наказывать тех, кто «таскает», «перекидывает» или еще что-то неправильно делает.

Читайте по теме: Москвичи предпочитают некачественные медицинские услуги

На фото: Таким образом тащить больного неправильно. Но это не уголовное преступление!

неправильная переноска больного перед транспортировкой

Read More

Частная медицина в условиях экономического кризиса 2015 года

Надежды предпринимателей на приток больных в связи с оптимизацией расходов на государственное здравоохранение так и не сбылись. А виной всему – очередной экономический кризис.

В целом и раньше за платными медицинскими услугами обращались лишь 8% заболевших россиян. Да и то в традиционно коммерческий сектор – стоматологию. Резкое падение потребительской активности затронуло рынок и платной медицины. Так, руководители частных медицинских организаций отмечают снижение выручки в январе – феврале 2015 г. на 15 – 50% в зависимости от «раскрученности» клиники, профиля и участия в программах ДМС.

Интересно, что попытка муниципальных учреждений здравоохранения внедрить платные медицинские услуги также натыкается на стену финансовой несостоятельности населения. Например, даже по бросовым ценам пустуют койки психоневрологического профиля для пожилых людей.

Одновременно резко растет активность граждан, направленная на самолечение, которое и так всегда было очень распространено (примерно 33%). Сегодня же, когда попасть к врачу-специалисту, на обследование или госпитализацию по ОМС стало непростым делом, показатель уровня самолечения будет только расти. И то, что мы наблюдаем сегодня, совсем не стыкуется с теми радужными отчетами, озвученными российским Минздравом в рамках «Правительственного часа».

Мнения экспертов в сфере частной медицины абсолютно противоречивы. Так, по утверждению председателя совета директоров ГК «Энерго» Азата Григорьяна, объем рынка платных медицинских услуг будет и дальше расти, достигнув в 2015 году 700 млрд. рублей.

Наиболее прагматичные прогнозы, по нашему мнению, дает директор «Петербургского медицинского форума», известный в медицинских кругах организатор здравоохранения, Сергей Ануфриев. Так, касательно снижения объема платных услуг вследствие экономического кризиса, он сообщил нам о том, что ситуация очень неоднородная по регионам и зависит от профиля клиник.

На конец прошлого года в мегаполисах все было более-менее стабильно, а в ряде регионов очевидный спад 15 — 20% на услуги центров, ориентированных на средний класс. Это коснулось стоматологических, многопрофильных амбулаторных клиник, диагностических центров. И это несмотря на то, что ноябрь-декабрь традиционно пик загрузки частных клиник. Практически во всех регионах — падение объема платных стационарных услуг, а также в клиниках, ориентированных на снижение веса, косметологическое оперативное лечение — от 10 до 50%. Практически нет снижения в сегменте клиник класса «люкс». Но очевидно, что это ситуация в корне изменится в январе-феврале 2015 г. Ожидается сокращение на 50 — 60% по всем сегментам платной медицины. Традиционно стабильный спрос на услуги педиатров и стоматологов, так или иначе, закончится. Падение будет резким и долгим.

В условиях кризиса, по мнению Сергея Ануфриева, нас ожидают: во-первых, резкое сокращение маржинальности (прибыльности) медицинского бизнеса, во-вторых уход с рынка 20 — 50% мелких и средних клиник, ряда крупных многопрофильных клиник, в-третьих — снижение объема платных услуг в частных клиниках и нарастание теневой оплаты.

Перейти на отечественную медицинскую технику многопрофильные центры, стоматологические, косметологические просто не смогут. Так, 60 — 80% используемого оборудования и расходных материалов иностранного производства. Такое положение вещей только прибавит проблем с переоснащением и обновлением клиник.

Рост цен на платные медуслуги упрется в снижающуюся покупательную способность пациентов. Поэтому это бесперспективный путь для выхода из ситуации. Акцент смещается на укрепление лояльности пациентов и снижение себестоимости услуг не за счет качества, а за счет оптимизации управленческих и прочих издержек.

Сергей Ануфриев также отметил, что долгое время клиники могли не заниматься созданием эффективной системы менеджмента и управлением ресурсами, не выстраивать адекватный сервис, наплевать на законы маркетинга. И так все работало, пациенты «прощали» и платили. Многие и сейчас еще не реализуют антикризисные меры и жестоко за это поплатятся. Такие клиники кризис не переживут. Самое ужасное, что подавляющее большинство частных клиник не инвестировали в обучение врача грамотным коммуникациям, психологическим аспектам общения, сервису, работе по стандартам. Сейчас пациент пойдет в частную клинику лишь в крайнем случае и за каждые огрехи снимет с врача и клиники «три шкуры».

От себя заметим, что московские врачи пока еще не желают зарабатывать деньги. Так, сегодня для медицинской эвакуации 3-месячного тяжелобольного ребенка из Белгородской области в Москву, пришлось привлекать специалистов из Нижнего Новгорода. Ни одна столичная государственная и частная медицинская организация, ни за какие деньги не захотела помочь родителям малыша.

Невозможность и нежелание обеспечить достойный европейский уровень лечения и реабилитации, по мнению члена Координационного совета Ассоциации частных клиник Санкт-Петербурга Алексея Живова, приводит к тому, что платежеспособная часть населения лечится за границей. По оценке эксперта, только Москву покидают около 500 тыс. больных ежегодно.

Что делать пациентам в условиях кризиса? По мнению Сергея Ануфриева, самое выгодное вложение на сегодняшний день – это профилактика и здоровый образ жизни. И такому накопленному капиталу никакие кризисы и другие экономические встряски не страшны.

частная медицина в условиях экономического кризиса 2015 года

Read More

Госнаркоконтроль продолжает “убивать” онкобольных

Вопрос обеспечения лекарственными препаратами больных, страдающих онкологическими заболеваниями, активно обсуждался в минувшем году в СМИ и Госдуме. Внимание к проблеме вызвало шокирующее самоубийство контр-адмирала в отставке Вячеслава Апанасенко. Причиной суицида стали проблемы с отсутствием адекватного обезболивания у больного раком. Родные контр-адмирала не смогли получить морфий из-за отсутствия одной подписи. Дело было в пятницу, и Апанасенко понял, что впереди его ожидают мучительные выходные. 66-летний контр-адмирал, награжденный 3 орденами и 20 медалями, имел наградной пистолет. Из него он и произвел выстрел себе в голову.

Почему онкобольные не получают обезболивающие средства?

Вячеслав Апанасенко в предсмертной записке написал о том, что кроме «правительства и Минздрава» просит никого в смерти не винить. Почему у нас в стране случаются такие трагедии? Ведь есть же закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», гарантирующий право на облегчение боли. Перед новым годом были приняты поправки в закон, которые призваны облегчить доступ онкобольных к обезболивающим препаратам. Имеются уже и «смягчающие» приказы Минздрава. Но пока нормативные акты, увы, не действуют.

Январь наступившего года предоставил возможность в этом убедиться. 77-летний генерал-лейтенант в отставке Анатолий Кудрявцев, страдавший раком, оказался не в силах терпеть боль из-за отсутствия обезболивающих лекарств. Их в разгар Новогодних праздников получить не удалось из-за отсутствия завотделением. И он повесился на шнурке.

25 января 2015 г. покончил с собой 82-летний москвич. Причинами суицида опять стали онкозаболевание и невозможность переносить страдания.

Неужели наши врачи столь бессердечны, что хладнокровно оставляют в праздники и перед выходными, а то и в другие дни тяжелобольных людей без обезболивающих средств? Человек самой гуманной профессии вряд ли на такое способен. Проблема в том, что доктора находятся «под колпаком» у ФСКН (Госнаркоконтроля). Этот орган строго контролирует медицинский (легальный) оборот наркотических обезболивающих средств (ОС).

Сотрудники Госнаркоконтроля, как утверждают многие руководители медицинских учреждений и доктора, буквально «лютуют»: устраивают проверки, заводят новые и новые «дела врачей». Из Интернета и СМИ мы регулярно узнаем о том, что в том или ином регионе страны отдают под суд доктора, допустившего нарушения, связанные с выпиской наркотических ОС.

Думается, вряд ли каждому врачу рядовой поликлиники известны все тонкости оформления документов. Сотрудники же ФСКН готовы в каждом незначительном нарушении видеть уголовно наказуемое деяние.

Бывает, что доктор идет на нарушение инструкции, искренне желая помочь онкобольному. К чему это ведет, хорошо знает красноярский врач Алевтина Хориняк. Она подверглась уголовному преследованию за выписку рецепта даже не на наркотическое, а на сильнодействующее лекарство. Громкое «дело Хориняк» растянулось на 3 года. Обвинение на суде, страшно подумать, настаивало на 9 годах заключения. Только в октябре 2014 года Хориняк был вынесен оправдательный приговор. Как считает этот доктор, наши врачи «абсолютно бесправны под гнетом Госнаркоконтроля».

Есть ли свет в конце туннеля?

На подходе, как известно, новый закон, который позволит ФСКН временно приостанавливать (сроком на 1 год) оборот лекарственных веществ, в отношении которых законодательством России не установлены ограничения и запреты. Люди в погонах будут решать, какой препарат — наркотик, а какой — нет. Но ведь сотрудники Госнаркоконтроля не имеют медицинского образования или какого-то другого образования, связанного с физиологией человека.

Какой выход из ситуации можно предложить?

Необходимо добиваться того, чтобы законодательно запретить ФСКН контролировать медицинский оборот наркотических и психотропных лекарственных средств и обязать это ведомство заняться своими прямыми обязанностями — нелегальным оборотом.

Что касается врачей, то их есть кому контролировать. Существует ведь Росздравнадзор, есть и местные органы здравоохранения. Они вполне могут взять под свой контроль оборот учетных лекарственных препаратов в медицинских организациях.

Читайте по теме:

Общественное телевидение России лучше всех обозначило проблему с обезболивающими лекарствами

Госнаркоконтроль продолжает “убивать” онкобольных

Read More

Власти Москвы экономят на образовании больных детей

С приходом на пост Мэра Москвы Сергея Собянина, проблем, связанных дошкольным и школьным образованием больных детей, только прибавилось. Что-то, конечно, делается в столице для их решения. Но, к сожалению, приходится констатировать, что количество трудностей не уменьшается, а, наоборот, возрастает. Это должно беспокоить не только родителей детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), но и общество. В частности, не должны молчать о существующих проблемах СМИ.

Ясли не закрыли. Их теперь просто не комплектуют…

С 2014 года в Москве принимают в дошкольные учреждения детей, которым исполнилось 3 года. Больше в детсадах многомиллионного мегаполиса не будет ясельных групп. Как говорят представители московских властей, нельзя говорить о том, что ясли закрыли. Просто от комплектации ясельных групп решено отказаться в пользу увеличения садовских групп. Это создает проблемы для родителей. Не в каждой семье есть возможность оставлять малыша с бабушкой или нанимать няню. Мамы вынуждены продлевать отпуск по уходу за ребенком. Открытие в детсадах групп кратковременного пребывания проблем не решает. Ребенка необходимо забирать в разгар дня, поэтому мать все равно на работу устроиться не может. Кормить семью вынужден один отец. Если его зарплата невелика, то финансовых сложностей не избежать.

Представим ситуацию, что и отец, единственный кормилец в семье, потеряет работу. Такое не исключено, многим компаниям в нынешней непростой экономической ситуации без увольнений работников не обойтись.

Большинству семей, имеющих ребенка школьного возраста с ОВЗ, тоже приходится сталкиваться с финансовыми проблемами по схожим причинам. Школьника необходимо забирать после уроков домой. В этом случае мать не работает или трудоустраивается на полдня. Кому-то, правда, удается найти удаленную работу. Это только в известной песне говорится о том, что «папа может всё что угодно». В действительности же далеко не каждый отец способен в одиночку обеспечить свое семейство.

Что касается закрытия яслей, то решение об этом принесет дополнительные проблемы семьям, в которых растет ребенок с ОВЗ. Во многих случаях малышу, имеющему не слишком серьезные проблемы со здоровьем, полезнее днем находиться не дома с мамой, а в дошкольном учреждении. Ведь в этом случае проблемных детей окружают педагоги, детские психологи, медицинский персонал. К тому же ребенок в дошкольном учреждении общается со сверстниками. Правда, всё чаще — со здоровыми детьми, что тоже порождает проблемы.

Почему закрываются школы и классы коррекции?

В последнее время всё более широкое распространение получает инклюзивное образование. В его основе лежит принцип доступности образования для всех детей, в том числе и для детей с ОВЗ. Но у нас инклюзивное образование сводится к простому перемещению детей с особыми потребностями из коррекционных детсадов и школ в обычные. Дошкольные учреждения и учебные заведения становятся «комбинированными». Но к приему больных детей они просто-напросто не готовы. В коррекционных детсадах и школах имеется необходимый врачебный и средний медперсонал, медицинская техника, специально обученные педагоги и психологи. Ребенку с ОВЗ гарантированы постоянное наблюдение, профилактика, необходимое лечение.

Родители детей с особыми нуждами, мягко говоря, не в восторге от подобных новшеств, какими бы словами их необходимость не объяснялась. Ведь получается, что из-за проблем с бюджетом и курса на оптимизацию расходов страдает самая незащищенная часть общества — больные дети. К приему особого ребенка профессионально не подготовлены воспитатели и учителя. Для перемещения проблемных детей из коррекционно-реабилитационных групп и классов в обычные детсады и школы не создана необходимая материально-учебная и лечебная база. Это означает, что полноценно организовать процессы обучения и воспитания нельзя.

Стоит сказать и о том, что к появлению в группе или классе малышей и учеников с ограниченными возможностями здоровья, негативно относятся родители здоровых детей, что может создавать определенные сложности.

Читайте по теме:

Учите детей сочувствовать и сопереживать

власти Москвы экономят на образовании больных детей

Read More